Мгновенье, прекрасно ты:
    мгновенья Вашей жизни в цифровом формате.
        Качество должно быть доступным!
+7 951-81-404-85
+г.Челябинск
Услуги для вас:

Игорь Александров
+7 951-81-404-85
г. Челябинск
Задать вопрос
Главная / Новости / Как это было… В старые и добрые советские времена фотографией занимались многие советские люди. В современное время цифровых технологий, когда «не надо думать» и совершать «танцы с бубном» чтобы сделать снимок на смартфоне, многие с ностальгией смотрят

Как это было… В старые и добрые советские времена фотографией занимались многие советские люди. В современное время цифровых технологий, когда «не надо думать» и совершать «танцы с бубном» чтобы сделать снимок на смартфоне, многие с ностальгией смотрят

21.09.2021

Как это было…

 В старые и добрые советские времена фотографией занимались многие советские люди. В современное время цифровых технологий, когда «не надо думать» и совершать «танцы с бубном» чтобы сделать снимок на смартфоне, многие с ностальгией смотрят на то время, когда глянцевая или матовая, цветная или чёрно-белая фотография рождалась как чудо при свете красного фонаря в тёмной комнате (ванной, например). И эти чудеса творились нами! Готовая фотокарточка являлась плодом памяти, знаний, труда, куда было «подмешано» немного волшебства. Многие помнят свой первый фотоаппарат, у части он хранится по сей день как символ той прекрасной эпохи, как инструмент дневника памяти, машины времени. Не будь его, многие наши воспоминания не сохранились бы, были бы безвозвратно утеряны.

«Волшебным» был весь процесс от начала до конца. Как я прижимал свой фотоаппарат к груди! Отец учил фотографировать, ведь специальных книг практически не было. В магазине фототоваров приобреталась фотопленка 36 кадров, негативная, как правило, чёрно-белая, которая продавалась уже в кассете, или кассета покупалась отдельно. Далее в абсолютной темноте её нужно было заправить в эту кассету, которая затем вставлялась в фотоаппарат. Чаще всего фотографировали на пленку в 65 единиц светочувствительности.  Стоила пленка от 35 копеек. При фотографировании нужно было вручную настроить резкость и выставить параметры экспозиции (выдержку и диафрагму), так как далеко немногие модели фотоаппаратов имели встроенный фотоэкспонометр, в результате ошибок при выставлении экспозиции кадра (а ошибки были частым явлением!) многие кадры фотопленки получались в итоге чересчур тёмными или слишком светлыми («передержанными» или «недодержанными», как говорилось). Итак, худо-бедно материал отснят, счётчик кадров показал цифру «36» - плёнка закончилась. Пользовались обратной перемоткой фотопленки из фотоаппарата в кассету. Ура! Фотопленка в кассете! Открываем заднюю крышку фотоаппарата, вынимаем кассету с фотоплёнкой! Бережно! Даже ещё не прошло сколько-нибудь длительного времени, но уже было понимание, что в этой кассете находится и фотопленка, и ПАМЯТЬ о недавних событиях, очень дорогая ПАМЯТЬ. Далее в условиях абсолютной темноты нужно было переместить фотопленку из кассеты на спиралеобразное устройство фотобочка для последующего проявления, промывки и закрепления пленки. Проявитель и закрепитель приобретались в тех же магазинах и были в форме пакетиков с порошком или «таблеток». Согласно инструкции разводились водой и добавлялись в фотобачок с фотопленкой при постоянном подкручивании ручки фотобочка для равномерного воздействия реактивов на фотопленку. После этапа «проявления» шла промывка, после промывки – «закрепление». И, о чудо! – открыв крышку фотобочка и вытащив плёнку можно было увидеть 36 заветных кадров в чёрно-белом инверсированном виде! Бережно на бельевой прищепке подвешивали на верёвку, снизу грузик – другая прищепка: для сушки. После того, как фотоплёнка высыхала, она аккуратно сматывалась в рулон и помещалась в коробочку (из которой была вынута с логотипом «Тасма» или «Свема» - мне больше нравилась последняя, хотя особой разницы не было) или разрезалась на части по 6-8 кадров. Затем происходило «таинство»: снимки с фотопленки надо было распечатать на фотобумаге («унибром», «бромпортрет» - забытые слова уже!). Но больше всего помогал опыт. Помню, как купили домой пинцеты, проявители, фиксаж, ванночки, фотоувеличитель, кадрирующую рамку, фонарь красный. Отец накрывался одеялом, чтобы вытащить пленку и не засветить ее. Причем делалось это дома в собственной мини-фотостудии! Как правило, она располагалась в ванной (там, где темно, при свете красного фонаря). Сидели в таком восторге. Такой адреналин! И как мы с папой кричали, если кто-то вдруг открывал дверь. Вся работа зря! А помните, как считали секунды для светлого и темного негатива? Не пропустить время экспозиции – это мастерство! Экспозиция при печати – время, в течение которого свет от фотоувеличителя попадает на фотобумагу. А время проявления – это время, в течение которого отпечаток обрабатывается проявителем. Все помню, потому что проблемы были именно со временем проявления. А помните этот запах от мокрой еще фотографии? Эх, такой восторг! С помощью фотоувеличителя, снимок кадра проецировался на уложенный в кадрирующую рамку лист фотобумаги, экспериментальным путём определялось время экспозиции отпечатка, затем будущая фотография помещалась в ванночку с проявителем для проявки (дух захватывало от вида появляющегося из небытия изображения на чистом доселе листе фотобумаги!), затем в кастрюлю с обычной водой для промывки, потом в ванночку с закрепителем (фиксажем). После закрепления – в кастрюлю с водой для готовых мокрых фотографий. Проделав данный ритуал не один десяток раз, переходили к следующему этапу: глянцеванию (использовался прибор «глянцеватель»), что подразумевало собой процесс сушки фотографий и приданию им «глянца». Осторожно вынимая пощёлкивающие от высокой температуры фотографии из глянцевателя, приходило осознание завершения долгого, но фантастически приятного и завораживающего пути от момента съёмки до получения готовой фотографии. Подспудно ощущалось величие этого «обряда», а его создатель ассоциировался не больше и не меньше с «хранителем времени». Действительно, пересматривая старые фотографии, снятые десятилетия назад, приходишь к пониманию быстроты течения времени и бессилия тщетных попыток остановить его бег, кроме одной – фотография!

«Остановись, мгновение, продлись, постой!».

Наверно, большинство читателей не очень представляют, как проходил патриархальный процесс работы с фотографиями, хотя бы в силу того, что не увлекались этим или не застали эпоху черно-белых пленок. Поэтому, я хочу рассказать, о способе изготовления фотографий в то, уже далекое советское время…

Прежде чем начать съёмку, плёнку надо зарядить. Нет, не в фотоаппарат, а в кассету. Что? Плёнка уже продаётся в кассете? Ну уж нет. Советская плёнка продавалась, упакованной в чёрную светонепроницаемую бумагу. Кассеты надо было покупать отдельно.

Рулон помещался в типовую коробочку с указанием светочувствительности (32, 64, 130 и 250 единиц) и завода-изготовителя (Тасма или Свема). Самой ходовой была Свема-65, поэтому (да простят меня защитники светлого образа), эта плёнка бывала в продаже не всегда.

Чаще всего продавалась Тасма. Но поскольку любителей фотографии в СССР было значительно меньше, чем любителей колбасы, то таких случаев, чтобы в магазине вообще не было никакой плёнки, я не припомню. Но Свема-65 точно бывала с перебоями.

Так вот, в полной темноте – в ванной комнате или с намотанными на руку одеялами – надо было плёнку вынуть из упаковки и намотать на маленькую бобину вроде катушки для ниток, затем вставить бобину в кассету и закрыть крышечку.

Чтобы научиться этому, сперва тренировались на уже проявленных отснятых плёнках на свету. И только после того, как плёнка заряжена в кассету, её можно было вставлять в фотоаппарат.

После того, как плёнка отснята, её надо проявить. Для чего её наматывают на специальную спираль и помещают внутрь светонепроницаемого бачка (частью которого спираль и является). Наматывать плёнку, разумеется, тоже надо в полной темноте.

Затем – уже на свету – в бачок надо залить проявитель. Проявитель надо приготовить заранее. Разные фото-кудесники делали проявители из специальных химикатов, отмеривая их на весах. Но обычные невзыскательные фотолюбители вроде меня покупали готовый проявитель в фотомагазинах.

Кстати, проявитель (а равно и фиксаж), бывал тоже с перебоями. Поэтому, например, лично я набирал сразу гору пакетиков проявителя и фиксажа, благо стоили они – копейки.

Проявитель из пакетиков был с разными мелкими крошками, в связи с чем после растворения, его надо было профильтровать. Для этих целей всякий фотолюбитель использовал “чего бог подаст”. Лично я фильтровал через сложенную в несколько слоёв марлю. Одной порции проявителя хватало на несколько плёнок.

Проявитель, заливаемый в бачок, должен был быть определённой температуры – от 20 до 25 градусов. Для того, чтобы следить за температурой, каждый фотолюбитель имел специальный термометр (у меня до сих пор где-то валяется).

После того, как проявитель залит в бачок, надо ждать 8-10 минут, покручивая спираль (с помощью выглядывающего наружу кончика спирали). После этого проявитель выливается в специальную банку (чтобы затем использовать его для следующей плёнки).

Затем в бачок наливалась вода из под крана (тоже определённой температуры) для промывки плёнки. Затем заливался фиксаж – реактив для закрепления эмульсии плёнки от воздействия света (почему он часто назывался закрепителем).

В фиксаже плёнка лежала минут 15-20, затем снова промывалась и извлекалась на свет божий – самый волнительный момент, когда сразу было видно, получилось или нет. К тому же, если при наматывании плёнки произошло слипание, то часть плёнки не проявлялась. Но это бывало обычно только у начинающих фотолюбителей.

Затем плёнку надо было высушить. Я для этого использовал леску, специально для этой цели протянутую на кухне. После просушки плёнка сворачивалась в рулончик, который помещался в коробочку, в которой плёнка продавалась.

Поскольку все реактивы могли быть использованы для проявки нескольких плёнок, оставался открытым вопрос: проявлять плёнки сразу по мере фотографирования или копить нужное количество плёнок.

Первый вариант был чреват тем, что надо было реактивы хранить в виде жидкости, которая к тому же имела не очень длительный срок хранения (меньше месяца). Но, в общем и целом, это были мелочи.

Способ, про который я рассказал, касается только чёрно-белой плёнки. Для цветной плёнки требовались совсем другие реактивы, состоящие, если мне не изменяет память, из четырёх различных жидкостей.

И сами реактивы для цветной печати, и цветная плёнка стоили дороже чёрно-белых, а сам процесс проявки, а особенно печати цветной плёнки был гораздо сложнее. Поэтому львиная доля фотолюбителей предпочитала обходиться чёрно-белыми фотографиями.

Некоторым выходом было использование т.н. обращаемой плёнки, т.е. плёнки для слайдов, с которой не надо было печатать фотографии, а сразу после проявки можно было плёнку разрезать на кадры, вставить в специальные рамки (продавались в фотомагазинах) и показывать друзьям при помощи специального слайдпроектора.

Правда, автоматические слайдпроекторы были очень дорогими, поэтому обычно обходились ручными, а то и просто использовали такие пластмассовые штукенции с глазком от детских диапозитивов (тоже ГДРовских).

Проявить плёнку – мало. Надо ещё напечатать с неё фотографии. Для этих целей необходима специальная бандура, под названием фотоувеличитель.

Фотоувеличитель, упрощённо, представляет из себя светонепроницаемую ёмкость типа цилиндра или шара, внутри которого установлена лампочка.

С одной стороны цилиндра – той, которая обращена вниз – имеется объектив, примерно такой же, как и в фотоаппарате (хотя и попроще). Между лампочкой и объективом в специальный паз укладывалась плёнка.

Сам цилиндр закреплён на специальном кронштейне и может скользить по нему вверх-вниз. Кронштейн вмонтирован в специальную прямоугольную столешницы, ближе к краю.

Процесс печати, в общем, довольно прост. При красном свете специального фонаря, лист незасвеченной фотобумаги укладывают на столешницу фотоувеличителя, эмульсией вверх. Обычно для этого каждый уважающий себя фотолюбитель имел специальную кадрирующую рамку.

Цилиндр с объективом поднимался на кронштейне на такую высоту, которая требовалось для того или иного масштабирования – чем выше, тем масштаб больше. Дальше на какое-то количество секунд включалась внутренняя лампочка, на фотобумагу падало изображение с плёнки и происходила экспозиция.

Самый ответственный момент. Убираем красное стеклышко, считаем до десяти. Раз, два…

… Десять. Закрываем объектив, аккуратно берем бумажку и кидаем в ванночку с проявителем.

Картинка на фото-бумаге появилась, ждем пока она станет достаточно четкой. Главное не передержать, а то испортится и будет слишком темной. Все, дальше в фиксаж…

Выжидаем какое то время, промываем в тазике с чистой водой и вешаем обтекать.

Пока жидкость стекает с фотки достаем глянцеватель. Это нагреватель с зеркальными поверхностями, который сушит и делает наши фотки глянцевыми.

Главными деталями глянцевателя были два гибких зеркальных металлических листа.

При помощи специального резинного валика, уложенная эмульсией на лист мокрая фотография раскатывалась.

Затем листы с приклеенными фотографиями вставлялись в глянцеватель, который был чем-то вроде электрической жаровни. Под действием высокой температуры фотографии высушивались, а кроме того приобретали характерный блеск – глянец. Вот, собственно, и всё.

Нечего и говорить, что и фотоувеличитель, и глянцеватель тоже продавались не каждый день. Конечно они не были таким уж жутким дефицитом, но всё-таки.

Бумага была разнообразная. «Бромпортрет», «Фотобром», “Унибром” и ещё что-то – уже не помню точные названия. Качественная фотобумага тоже бывала не всегда. Впрочем, в СССР всё качественное бывало не всегда.

Главный инструмент фотографа – это, конечно же, фотоаппарат. Самым популярным фотоаппаратом был зеркальный «Зенит-Е» (речь о конце 70х – начале 80х). Стоил он не дёшево, но всё-таки доступно – около 100 рублей.

Время от времени «Зенит-Е» продавались в «Юпитере» и за ними сразу же выстраивалась очередь. Но обычно «Зенит-Е» продавались с каким-то уродским объективом (название уже не помню), а мне хотелось с объективом «Гелиос». В общем, в конце-концов мать купила мне по блату «Зенит-Е» с объективом «Индустар 61 ЛЗ», который смотрелся не хуже «Гелиоса».

С другой стороны, практически в любой момент можно было купить фотоаппарат Зенит-TTL. Но он был дорог – 240 рублей; а с особым дизайном (весь чёрный) – ещё дороже. В общем, о Зенит-TTL можно было только мечтать.

Как следует из всего перечисленного, фотолюбительство было не дешёвой забавой. И по деньгам и по временным затратам (проявка, печать) – это было дело хлопотное. Поэтому такого поголовного владения фотоаппаратами у населения не было. Например, у нас в классе фотоаппараты (свои личные), имели 4-5 человек.


Все новости»

Наши партнёры: